РАДИ ОБЩЕЙ ПАМЯТИ
Жительница Докшицкого района Витебщины более 10 лет собирает данные о земляках, погибших во время Великой Отечественной, объединив ради общей памяти неравнодушных людей Беларуси и даже соседних стран. Благодаря их усилиям на сельском кладбище близ деревни Милькунь установят памятный мемориал.
1942
ГОДА
НОЯБРЯ
22
Дом Людмилы Чернухо стоит на окраине агрогородка Прудники. Почти вплотную к усадьбе подступает лес, за которым раскинулись бескрайние поля и несколько небольших «вёсачак», похожих на хутора. Одна из них – Милькунь, с историей которой связана жизнь почти каждого жителя Прудников.

Людмила Николаевна знакомит нас с содержимым внушительного размера папки, едва вмещающей различные документы и распечатки, накопившиеся с 2008 года.

– В ноябре 1942-го партизаны напали на один из немецких автомобилей, в котором перевозили важные документы. Фашисты были разъярены. В качестве наказания они решили сжечь деревню Милькунь.

В предвоенное время она была довольно большой. Практически все семьи – многодетные. В каждой избе – по шесть-семь ребятишек. С началом боевых действий почти все мужчины ушли на фронт или в партизаны.

– К ноябрю 1942-го остались одни женщины, старики и дети – около 100 человек. Среди них были моя мама и тетя.

22 ноября фашисты пришли в Милькунь… К счастью, моим родственникам удалось убежать, они выжили. Но 85 сельчан сгорели заживо в трех домах. Еще шестерых оккупанты расстреляли на улице.

Долгое время подробности той карательной операции знали только выжившие. О том страшном дне напоминали лишь две небольшие могилки на деревенском кладбище.



Из уцелевших в огненном аду до наших дней дожила тетя Людмилы Чернухо – 85-летняя Софья Батура. Она и сейчас живет в родной Милькуни, где зимуют всего четыре человека. В своей хатке осталась одна: многочисленные дети, внуки и правнуки разъехались по всей Беларуси. Однако стараются как можно чаще приезжать к любимой маме и бабушке. Даже спустя почти 80 лет Софья Васильевна детально помнит ту трагедию. Рассказывая нам о ней, не может сдержать слез:

– Мне было шэсць гадоў. Нашыя партызаны тады спалілі адну з нямецкіх машын. Тыя вырашылі адыграцца на нас, простых людзях.

К счастью, незадолго до прихода фашистов части сельчан удалось сбежать. Они затаились в посадке недалеко от деревни. В те времена почти все поля вокруг были болотами, куда немцы без надобности старались не соваться.
СВИДЕТЕЛЬНИЦА
ТРАГЕДИИ
ЧУЛІ, ЯК ЛЮДЗІ
У апошні раз немцы закрылі нас у павеці дзесьці пад Вілейкай. Але на дапамогу паспелі партызаны. Ноччу «знялі» двух фашыстаў, што нас ахоўвалі. І пасля вызвалення наказалі ўцякаць.

Вернулись в родные места они лишь спустя несколько месяцев. Было одновременно и радостно, и горестно:

– З аднаго боку – гэта радзіма, што давала сіл. З іншага – есці было няма чаго. Але нам пашанцавала: яшчэ перад аблавай у вялікія бакі для паліва дарослыя паклалі авёс. Мы ўзрадаваліся, што не загінем галоднай смерцю…

До конца войны Софья Батура и ее родственники дожили относительно спокойно. Потом был долгий период восстановления, налаживания мирной жизни.

– Але і сёння сэрца баліць, як успомню тыя страшныя дні, – говорит Софья Батура на прощание.
– Усё памятаю, хлопчыкі. Чулі, як людзі гараць зажыва. Крыкі, стогны… А што мы маглі зрабіць? Сядзелі сабе ціхенька, каб нас не заўважылі. Бо тых, каго не змаглі загнаць у хаты, расстралялі проста на вуліцы. Нават двухмесячнае дзіця…

Еще несколько дней после того дня уцелевшие сельчане провели на болоте, боясь выйти и напороться на фашистов.

– Але потым што было рабіць… Зіма на дварэ, трэба штосьці есці, і мы пайшлі ў іншым накірунку. Некалькі разоў траплялі на аблавы.


ГАРАЦЬ ЗАЖЫВА
12
ЛЕТ ПОИСКОВ
91
ЧЕЛОВЕК
В СКОРБНОМ ЛИСТЕ
По признанию Людмилы Чернухо, эта история, как и не менее жуткие рассказы матери, не давали ей покоя. Восстановлением имен погибших милькунчан занялась в 2008-м незадолго до пенсии, когда стало больше свободного времени. Во многом помог случай: внучка пошла в школу, ей купили компьютер, провели интернет… Благодаря Всемирной паутине удалось отыскать людей, чья жизнь так или иначе была связана с деревней Милькунь.
В итоге собрали 850 рублей. Конечно, это небольшие средства, поэтому решили обратиться за помощью к председателю Бегомльского сельсовета, – говорит пенсионерка.

Тот вынес предложение на районный уровень. Чиновники пошли навстречу: поставили захоронение на учет, по специальной госпрограмме выделили средства. Эскиз памятника находится на согласовании в Министерстве культуры. Есть надежда, что мемориал установят к памятной дате – Дню Победы.

– Все идет своим чередом. Мы и потомки жителей Милькуни со всех уголков Беларуси, России и других стран очень ждем этого момента. Надеемся, что пандемия немного отступит и все желающие смогут увидеть торжество своими глазами. Для нас это станет очень важным событием, – заключила Людмила Чернухо.
– Кроме этого, помогали местные организации и власть. Разыскивали фамилию за фамилией… К 2020-му смогли составить полный список уничтоженных жителей. В скорбном листе 91 человек, – отмечает женщина.

На этих сведениях решили не останавливаться, всерьез задумались об установке на месте братских могил небольшого памятника. Тем более примеры такие в районе уже были.

– Мы, можно сказать, объявили «талаку». Деньги давали – кто сколько мог, в том числе и те, кто давно живет за границей.
На территории Докшицкого района 27 воинских захоронений. Поиск и увековечение памяти земляков, погибших на полях Великой Отечественной войны, продолжается. Только за прошлый год на государственный баланс поставлено еще несколько захоронений.
Это не единственная инициатива Людмилы Чернухо и ее единомышленников. Они планируют установить на мемориале, который находится на въезде в Милькунь, памятную доску с именами земляков, погибших и пропавших на полях Великой Отечественной. Список уже почти полный. Еще в проектах – восстановить водные источники.
© 2021 БЕЛТА
Ссылка на источник обязательна.
Проект Белорусского телеграфного агентства